Национальный парк "Нижняя Кама"
Министерство природных ресурсов Российской Федерации
Заповедная Россия
Ассоциация ООПТ ПФО
Разделы и категории
Топ материалов
Самые просматриваемые
Самые комментируемые
По рейтингу
Поиск
Искать по всему сайту:

Искать внутри раздела:
новости
» Каталог статей » Краеведение, история края   Добро пожаловать!  [Вход • Регистрация]

Алентьев Павел Николаевич – забытое имя Елабуги
Занимаясь поиском материала по истории лесов близ Елабуги для музея Природы национального парка «Нижняя Кама», я нашел информацию о Павле Николаевиче Алентьеве - человеке, чья судьба оказалась связанной с Елабугой, куда он, выпускник Воронежского лесохозяйственного института, получил направление на должность лесничего Елабужского лесничества (Елабужский лесхоз). В этой должности он проработал с ноября 1939 по конец 1941 года. В декабре 1941 года был мобилизован и отправлен на фронт.
Павел Николаевич Алентьев – фактически ровесник 20-го века, всю свою жизнь посвятил служению лесу. Его послужной список от лесничего до профессора кафедры лесохозяйственных дисциплин Майкопского государственного технологического университета. Он доктор сельскохозяйственных наук, почетный академик РАЕН, «Заслуженный лесовод России». Алентьев П.Н. опубликовал более 100 печатных работ. Шесть его монографий и многочисленные рекомендации являются настольными книгами для работников производства и студентов лесных вузов России. Он является одним из ведущих специалистов России по вопросам восстановления дубрав. Там где работал Павел Николаевич, он оставил о себе память в виде прекрасных культур дуба, сосны, лиственницы, каштана съедобного, ореха черного, возраст которых от 20 до 65 лет.
Мне удалось созвониться с сыном Павла Николаевича - Николаем Павловичем, который продолжил дело своего отца и работает директором филиала ФГУ «Российский центр защиты леса» по республике Адыгея в г. Майкопе. Он прислал для нашего музея книгу Алентьева П.Н. – «Служение лесу». В этой книге вся биография Павла Николаевича, его непростой, но очень интересной жизни. В его биографии я нашел массу примеров, достойных подражания. Это не только образец верного служения делу, но и пример здорового образа жизни, крепкой семьи, взаимоотношений с людьми и грамотного руководителя.
В свое время я пытался найти ответ на вопрос, каким должен быть человек и какими он должен обладать качествами. Прочитав о Павле Николаевиче, понял, что это и есть Человек с большой буквы, и именно таким он должен быть.
Павел Николаевич умер в 2004 году. Очень жаль, что я поздно узнал о нем, не встретился с ним лично. В Елабуге Павел Николаевич все же побывал еще один раз в 1991 году, чтобы увидеть, как выросли культуры сосны в Танаевском лесу, заложенные им еще в 1940 году. В Елабуге проживают родственники его жены Елизаветы Лисиной, с которой он познакомился на танцах в городском парке в далеком 1940 году.
Читая главу книги, посвященной работе в Елабужском лесхозе, узнаешь не только о том, как была поставлена работа в лесхозе, но и невольно воспроизводишь образ довоенной Елабуги. Кроме того, в книге «Служение лесу» отражена история нашей страны и история лесного хозяйства. Необходимо, чтобы эта книга появилась в библиотеках нашего города. Мы, елабужане, должны знать и помнить Алентьева Павла Николаевича, а культуры сосны, заложенные им в Танаевском лесу, навсегда останутся памятником этому человеку.
Вот что пишет сам Павел Николаевич о работе в Елабужском лесхозе в своей книге «Служение лесу»:
«18 ноября 1939 года приказом по лесхозу я был назначен лесничим Елабужского лесничества – самого крупного в лесхозе (25 тыс. га). Вблизи Елабуги расположены три сосновых массива лесничества – Малый Бор, Большой Бор, Танаевский Бор. На значительном удалении (80 км вверх по Каме) в устье реки Ик находится Икская лесная дача, где преобладали пихта и ель. В 1921 году Большой Бор сильно горел, его несколько раз тушили. Во всяком случае, от тех корабельных лесов, которые изображены на картинах И.И. Шишкина, ничего не осталось. Преобладали молодняки, значительную площадь занимали гари, мало сохранилось спелых сосновых насаждений…
На лесхозы системы Главлесоохраны СССР возлагалось проведение лесокультурных мероприятий в лесных массивах, организация лесного хозяйства, охрана лесов, борьба с лесными вредителями и лесными пожарами. Воспрещалась рубка леса в пределах 20-километровой полосы по обе стороны от берегов рек.
Большое значение в системе Главлесоохраны придавалось подготовке и подбору кадров. На научной основе разрабатывались Правила ведения лесного хозяйства…Наука в Главлесоохране лежала «в основе всех начал». В лесохозяйственной службе особо выделялась роль лесной охраны. Она четко выполняла свои обязанности, не использовалась как рабочая сила.
Елабужский лесхоз возглавлял талантливый организатор Николай Порфирьевич Сорокин, а старшим лесничим под стать ему был Дмитрий Иванович Невинных, окончивший в 1930 году Воронежский лесохозяйственный институт. Инженерами по лесным культурам, лесному хозяйству и лесозащите работали специалисты с высшим образованием.
В штате лесничества кроме лесничего были помощник, два техника и бухгалтер. В лесничестве было 3 объезда и 12 обходов. Лесная охрана жила в основном на кордонах, располагавшихся на опушках леса, вблизи сел. Кордоны построены по типовым проектам, при каждом из них хорошие бани. Лесничество полностью телефонизировано (внутренняя связь). Лесная охрана была обеспечена верховыми лошадьми, оружием, земельными наделами. Лесничий имел разъездную лошадь, сани и тарантас.
Дисциплина в лесничестве, как и в стране, была высокой. Мой предшественник за неправильный отвод и интенсивную проходную рубку на одном участке был осужден на 8 лет, как вредитель. Я этот пример приводил спустя 40 лет участникам семинара работников лесного хозяйства Краснодарского края в Туапсинском лесхозе, где нарушения при отводе прореживаний и проходных рубок были не менее серьезные, хотя отводившие даже выговор не получили.
К лесокультурным работам в лесхозе относились серьезно и тщательно готовились. Начиная от директора и заканчивая техником, все специалисты закреплялись за объектами. Началу работ предшествовало торжественное построение на линейку готовности. Обращалось особое внимание на качественную выкопку посадочного материала, недопущение подсыхания корней. Лесокультурные рабочие были хорошо обучены и работали добросовестно. Посадку я проводил в Танаевском бору, питаясь рыбой, которую с помощью устанавливаемых возле берега плетеных «морд» мы налавливали с лесником в избытке. В то время рыбы на Каме было много, один объездчик лесничества был мастер по ловле белуг, которые он сдавал в Туберкулезный санаторий. Спустя более полувека в 1991 году я снова побывал в тех местах. И на вопрос, есть ли на Каме еще белуга, мне ответили, что есть, но только ее чучело в Казанском краеведческом музее. В эту же поездку мне выпало большое для лесовода счастье видеть заложенные в юности лесные культуры. На месте посадок стоял рукотворный сосновый лес-богатырь. От главного лесничего лесхоза услышал я, что предвоенные культуры сосны – лучшие в лесхозе.
Как приятно это было слышать, но еще большее удовлетворение испытывал, когда сам смотрел на результат своего труда.
Серьезный вред посадкам сосны причинял майский хрущ, а молодым насаждениям – подкорный клоп… Выловленный, благодаря световым приманкам хрущ, шел на изготовление мыла.
Весной, летом и осенью большую часть рабочего времени проводил в лесу. Лесничему платили безотчетно разъездные в размере 50% заработной платы. Для контроля за ходом и качеством работ выезжал на 6 дней по заранее составленному маршруту на участки культур, рубок ухода и другие объекты. На каждом участке внимательно оценивались результаты работ и давались соответствующие указания леснику и объездчику. По маршруту движения смотрел состояние леса…
Зимой большая часть времени уделялась проведению рубок ухода, организации вывоза древесины колхозами. В одну из поездок в пути между кордонами ночью преследовали меня волки. Жеребец Орлик быстро доставил меня на кордон, доказав, что является настоящим рысаком. После поездок в 30-40 – градусные морозы хорошо было попариться в бане на кордоне. Особое удовольствие испытывал я, когда после парилки выбегал на снег, обтирался и снова парился.
Организованно и весело проходил сенокос. По-праздничному одетые рабочие, часть лесной охраны и инженерно-технические работники на подводах направлялись в пойму на луга и за неделю выполняли все работы.
В лесхозе был утильцех, который занимался заготовкой осмола, получением скипидара, углежжением, изготовлением рогож и других изделий из коры липы…
В Елабужском лесхозе я прошел хорошую школу практического лесоводства и поэтому, когда после войны начал работать главным лесничим крупнейшего на Украине Дрогобычского лесхоза, успешно справился с новой ответственной работой.
Самое ценное, что я перенял у руководителей лесхоза – это умение вызвать у человека трудовой энтузиазм с помощью признания его достоинств и поощрения на работе. Успехи рабочих и инженерно-технических работников не оставались незамеченными. Применялись моральные и материальные стимулы. К сожалению, сейчас в хозяйствах система поощрений почти не работает…
В предвоенные годы в неделю был один выходной – воскресенье. Он посвящался главным образом спорту, готовились к Прикамской спартакиаде. У меня были неплохие результаты по прыжкам в высоту (первое место в городских соревнованиях), беге на 400 и 1000 м, прыжкам в воду с вышки. Самым большим увлечением был волейбол. Команда тренировалась на площадке в парке. К вечеру это место становилось танцплощадкой. Здесь я познакомился со своей будущей женой – студенткой четвертого курса Казанского университета Елизаветой Лисиной...
На второй день после объявления войны мне пришлось по заданию военкомата проводить мобилизацию в селе Сентяки в 40 километрах от Елабуги вниз по Каме. Только что отцвели сады, и мобилизованные обещали провожавшим вернуться к сбору урожая яблок.
В Елабугу плыли ночью по Каме на барже по серебряной дороге, образованной луной на водной глади. Раздавались веселые и грустные песни, но никто не думал, что впереди почти четыре года войны. В сентябре 1941 года меня направили уполномоченным райкома в село Большое Елово на проведение уборки урожая. Урожай был очень хороший, но убирать, оказалось, было некому и нечем. Забрали на фронт мужиков и лошадей. В этих условиях решили снопы скирдовать. Мобилизовали женщин и стариков, помогали курсанты военного училища из Елабуги, и хлеб был заскирдован, за исключением предназначенного для осенней молотьбы.
В декабре 1941 года меня мобилизовали и после небольшой переподготовки направили на фронт…»
К сожалению, в газетной статье не перескажешь всей биографии Павла Николаевича.

В послесловии я бы хотел обратить внимание читателя на фотографию, где Алентьев П.Н. среди коллектива лесхозовцев. Быть может, кто-то узнает среди них своих родственников, знакомых и откликнется. Талантливыми руководителями Елабужского лесхоза были Николай Порфирьевич Сорокин и Дмитрий Иванович Невинных. Быть может найдутся читатели, которые поделятся информацией о них.



Другие похожие материалы:
Категория: Краеведение, история края | Добавил: rinur (2009-02-25) | Автор: Р. Бекмансуров
Просмотров: 2490 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0 |

avatar
1 Людмила • 21:24, 2009-03-14
С интересом и благодарностью прочитала статью. Вряд ли я могу быть чем то полезна. Мечтаю побывать в Елабуге. Дочь Павла Николаевича Алентьева

avatar
2 rinur • 16:39, 2010-12-24
Очень поздно просмотрел комментарии к своей статье.
Уважаемая Людмила Павловна. Обязательно приезжайте в Елабугу и пишите письма на rinur@yandex.ru /
С уважением Ринур Бекмансуров

avatar
3 mite • 19:24, 2011-09-17
17.09.2011. на лыже-роллерной трассе в Танаевском лесу открыт мемориал, посвящённый лесоводам Елабуги: В.Ф. Холевинскому, Н.П. Сорокину, Д.И. Невинных, П.Н. Алентьеву.
Также на Красной горке была высажена аллея в честь 20-летия национального парка "Нижняя Кама", которому по наследству перешло народное достояние, выращенное руками елабужских лесоводов - Танаевский лес.
Фоторепортаж о событии здесь


avatar

© 2006-2017 ФГБУ НП "Нижняя Кама"

Rambler's Top100 Индекс цитирования